Песни

Поиск





Вторник, 12.12.2017, 01:35
Приветствую Вас Гость | RSS
Поэзия Владимира Гревцева
Главная | Регистрация | Вход
III. Нежить



          III.  НЕЖИТЬ



*   *   *

На простор страны своей родной
Выйду среди плача и грызни.
Погляжу на запад — Боже мой!..
Обернусь к востоку — черт возьми!..

Велика родимая страна —
Сто дорог в длину и в ширину.
Погляжу на запад — вот те на!
Обернусь к востоку — ну и ну!

Эх, сразить бы лютого врага,
С верным другом выпить бы вина!..
Погляжу на запад — ни фига.
Обернусь к востоку — ни хрена.



*   *   *

До чего же редки ответы
На вопросы,коих не счесть:
Есть ли жизнь вне нашей планеты?
Во Вселенной разум ли есть?

Но скажу без затей, по сути.
Глазом щупая звездный свет:
Если есть там Ельцин и Путин —
Нету жизни, разума нет.



*   *   *

Кровью русскою дочиста вымыт
За столетья простор этот весь.
То, что мертвые сраму не имут,
Речено было именно здесь.

Но сегодня безродные хамы.
Над Россией забравшие власть.
Жадной сворой, не имущей сраму.
Врут, воруют, насилуют всласть.

Только трупного тлена не спрячет
Жлобский шик ваш, гешефта жрецы:
Вы не имете сраму, а значит —
Вы при жизни уже мертвецы.




«ЯПОНА - МАТЬ!»

Российский барин с удалью лихою
Опять явил образчик простоты:
Во глубине сибирской за ухою
Он перешел с японцами на «ты».

Наваристое хлёбово осиля,
Он разомлел... и галстук стал снимать.
Промолвил: «Широка ты, мать-Россия!»
А эхо понесло: «Япона — мать!..»

Видать, знатна рыбалка в эту осень
Для высокопоставленных чинов!
В конце концов — что стоит галстук сбросить,
Оставя всю Россию без штанов!

Конечно, для меня покрыто мраком,
О чем он там с японцем говорил.
Да не остаться вскоре б нам, однако.
Не только без штанов — и без Курил,

И что еще готов отдать без боя
Сей «всенародно избранный глава»
С такой, уже привычной простотою —
Той самою, что хуже воровства?!
                                       1998



О ГРУБОСТИ

Уколет слово, как игла,
Ударит, будто лом...
Вдруг обхамил козел осла.
Назвав его козлом.

То душит грубость, как аркан.
То жалит, как змея...
Какой баран тебе, баран,
Сказал, что ты — свинья?!

На что уж был вынослив клоп —
И дустом не проймешь, —
Но вмиг клопа вогнали в гроб
Слова: «Едрена вошь!».

...Нахал, к барьеру становись!
Меня ты оскорбил.
Сказав при всех, что я — Борис,
А также — Михаил!
                            1991



ДУМА О ДУМЕ

Зданье высится угрюмо:
То не баня, не тюрьма —
Это Дума, это сумма
Всенародного ума!

Аж трещат порою кресла
Тут от праведных трудов...
Но сдается — в Думе тесно
Не от дум, а от задов.

Здесь вовсю творят законы.
За народ ведут войну...
Те законы, как драконы.
Скоро слопают страну!

Словоблудья карусели —
Это, что ль, народный глас?
В этом здании засели
Прохиндеи — первый класс!

Кровососа-толстосума,
Захребетников-«господ»
Ими купленная Дума
От возмездья бережет.

Люда нищего устами
Вширь идет волна молвы:
«В Думе думают — задами,
Без участья головы!»

Может, факт принять как данность,
Не срываясь в гневный клик?
Вся их власть — двуликий анус.
Вот и Дума... Лик как лик...

Но один вопрос едва ли
Справедливо не задать:
Чем мы сами соображали,
Выбирая эту... рать?



ЗЕМЕЛЬНЫЙ КОДЕКС

В Госдуме законы поспели —
Пора убирать урожай.
Не зря депутаты корпели,
И ты их, народ, уважай!

Чтоб нам без нужды не поститься,
Вершат они чудо-труды.
И что не продать бы землицу,
Коль Дума щедра на плоды!

Ликуй, населенье! На славу
Насытят желудки твои
Земельного кодекса главы,
Разделы его и статьи!



ЗЕМЛЕПРОХОДИМЦЫ

Вряд ли сможет Русь избыть беду,
Если не прогонит прочь орду
Тех, кто выставляет в жадном раже
На гешефт — Курильскую гряду,
Недра, лес и пашню — на продажу.

Род землепроходцев — вышел весь,
Земледельцев род — в нужде ютится.
Но землепродавцев — уйма есть,
И плодятся землепроходимцы.



СЛАДКАЯ ПАРОЧКА

Есть двое славных на Руси орлов —
Министры Иванов и Иванов*.
Что тот, что этот — истинный герой!
И НАТО натиску, и Токио атакам
Отпор готовят в позе боевой.
Неустрашимо встав двуглавым раком!

                                 (*Министр обороны; экс-министр иностранных дел.)
                                     2002

            
*   *   *

Когда бы были мы — талибы,
То до победы бы дрались,
Все тяготы перемогли бы,
Но янкам наглым — не сдались!

Когда б талибы были нами,
Союз не развалил бы враг,
Бен Ваня русский взнес бы знамя
На Белый дом, как на рейхстаг.

Но прут и прут по свету Штаты —
Как войско крыс, как мор чумы...
Мы — не талибы, вот беда-то.
Они, к несчастию, не мы.



ГЕННАЯ МОДИФИКАЦИЯ

Видел сон довольно странный
Я однажды поутру:
Будто мечут баклажаны
Кабачковую икру.
На родимой почве грядок
Без зазрения творят
Этот злостный непорядок
И разнузданный разврат.

Я во сне воззвал к народу
(Я народу не совру):
«Извращают нам природу
И «Моссад», и ЦРУ!
Очень скоро вы узрите,
Что в утробе осетра
Обнаружится при вскрытье
Баклажанная икра!

Всё смешается в России,
Сгинут совесть и закон,
Будет нам чинить насилье
Агрессивный Пентагон.
В златоглавую столицу
Хлынут натовцы ордой,
Кабачок занерестится
Осетровою икрой!

За зеленую «капусту»,
Как козлов, купили вас.
Телеящик мечет густо
На мозги дерьмо и грязь.
И чекист Володя Путин
Нас однажды поутру
Для Америки закрутит
Прямо в банки, как икру!»

Если сон мой был не в руку
И не стоит ждать беды.
Почему ж в Кремле «хануку»
Стали праздновать вовсю?
Почему великороссы
Ходят к Штатам на поклон,
Почему нам нынче босса
Утверждает Вашингтон?

Буши жрут деликатесы.
Мы ж от ножек ихних мрем.
И «Газпромы» да «ЕЭСы»
Нерестятся за бугром.
Но, как манны, ждут Иваны:
Вдруг отвалят им икры
Осетровой — баклажаны.
Кабачковой — осетры...



ТУШИНО, 5 ИЮЛЯ 2003 ГОДА

Праздник пива и рока
   на Тушинском аэродроме —
Славь, толпа молодая,
   российской «свободы» чуму!
Праздник стада и стаи...
   И пиршество смерти и крови —
Дополненье достойное
   к рок-фестивалю тому.

Как слепые щенки,
   тонут души, залитые пивом.
Децибелы дебильные
   прочь вышибают мозги,
А фанатки заезжие
   самоубийственным взрывом
Плоть фанатов московских
   нещадно кромсают в куски.

Умываются кровью
   «свободы» несчастные дети,
И шахидские души
   уносятся радостно в рай...
А со сцены ведущий
   гласит: «Отрывайтесь и пейте!».
И динамик рычит:
   «Отдыхай... убивай... умирай!».

И царят надо всем
   бизнесмены распада и смерти
Самодержец пивной
   и продажная шоу-звезда...
Пойло, рок и террор
   по единой оплачены смете,
Хоть в убийстве России
   у них разделенье труда.



«ПАРТИЯ ВЛАСТИ»

Босс на выборы рать собирает.
В ней сойдутся, как девки в бардак,
Те, кто кресло его подпирает:
Вор, каратель, брехун и дурак.



«КОНСТРУКТИВНАЯ ОППОЗИЦИЯ»

Жирные голуби
на столичном асфальте
не умеют летать,
не годятся в бойцы,
не потому что — голуби,
а потому что — жирные.




ВЫБОРА

                                     Бюллетень возьму домой —
                                        X... им, а не голос мой!
     
                                                      Из неформальной
                                                      предвыборной листовки


Выбора — да это ж прямо праздник!
Нынче власть вершим своей рукой.
Погляди-ка, сколько партий разных
Пред тобой, как девы на Тверской.

Здесь любая — имиджем прекрасна,
Всякая — манерами мила,
Каждая заманчиво и страстно
Умоляет: «Выбери меня!»

И по выражению харизмы
Видно, что по прихоти моей
Ринутся в пылающие избы.
Остановят табуны коней...

Что тут думать — выбери, и баста!
Нынче за бесплатно красота.
Вот сейчас одна тебе отдастся —
И твоею будет навсегда!

Ах, красотки, я свой сделал выбор:
Страсти зов рассудком поборов.
По желанью собственному выбыл
Из шикарных ваших выборов.

Спору нет, призывны ваши взоры;
Но пасут уж слишком нагло вас
Русофобской шайки сутенеры —
Вовчик, БАБчик, Ромка да Чубайс.

Не предамся с вами я экстазу.
Пусть сулит он быть хоть трижды крут:
Опасаюсь подцепить заразу —
Ту, что демократией зовут!


НЕ ПО МЕРКЕ...

Велика страна моя родная!
Вот и Вова, как наряд царька,
На себя Россию примеряя.
Счел, наверно:
           «Слишком велика!
Может быть, урезать, подгоняя,
На Курилы, на Калининград?»

Да, видать, проблема тут иная —
Вова для России мелковат!


*   *   *

Как в решете таская воду,
Кричим — который год подряд:
«Власть, повернись лицом к народу!»
А власть всё так же кажет зад.

Но коль прикинуть без эмоций —
И так, и этак западло:
Вдруг и взаправду повернется —
А там ведь то еще мурло!

Взревет, как в девяносто третьем.
Кровавым скаляся клыком...
Покажется и Крюгер Фредди
Розоволицым ангелком!

Товарищи! Оно нам надо?
Пускай уж так стоит, пока
Мы дозреваем, чтоб по заду
Влепить народного пинка!



НЕНАВИСТЬ

Ограбленный — я кровный враг ворью,
Я — динамит в предощущенье взрыва...
Но — ненавижу ненависть свою.
Пускай она стократно справедлива.

Господней волей призванный к добру
И знающий о пагубности гнева,
Я нынче взъят, подобно топору
Иль ястребу, нацеленному с неба.

И, примеряясь, как ловчее бить,
Шепчу, рискуя классика обидеть:
«То сердце — отучается любить,
Которое принудят ненавидеть!»

Ордою пришлой жизнь разорена,
Растерзана страна, распята правда —
И высушена яростью до дна
Любови благость, красоты отрада.

Вам говорю, Россию жрущий сброд:
Что натворили, разве вы не знали.
Когда от ростовщических щедрот
Мне ненависть насильно навязали?!

Я с нею хлеб, я с нею кров делю,
Я с ней живу, как с девкою бесстыжей.
Я ненавижу ненависть свою —
И вашу власть тем пуще ненавижу!

Четвёртая часть

Copyright MyCorp © 2017