Песни

Поиск





Вторник, 17.10.2017, 14:14
Приветствую Вас Гость | RSS
Поэзия Владимира Гревцева
Главная | Регистрация | Вход
Часть первая




22 ИЮНЯ 1941 ГОДА

Светает... Но черные тени
Свет застят с чужой стороны.
Остались минуты, мгновенья
До страшной, огромной войны.

Нечистая, хищная сила
Уже наготове - вот-вот
Мечом, что годами вострила,
По нашей судьбе рубанет.
 
И грянут безмерные беды...
Но в вере не дрогнет страна,
Что будет за нами Победа,
И будет за нами она!


ПРОЩАНИЕ СО СЛАВЯНКОЙ

Пожелай мне счастливой дороги,
Провожая в края без дорог.
Запропавший, усталый, далекий,
Пусть пребуду я не одинок.

Пусть парят и плывут надо мною
Стаи светлых твоих облаков...
Пожелай мне победного боя
Против непобедимых врагов!
 
Чтоб меня твоя слабость хранила,
Добавляла удачи и сил...
Пожелай, чтобы ты не забыла,
Пожелай, чтобы я не забыл.
 

ПЕХОТА 41-ГО

Смеркается лето,
               а было палящее лето,
Треклятое лето,
               где каждый восход, как ожог,
Когда вдоль дорог
               догорали машины в кюветах
И беженцы, беженцы,
               беженцы шли на восток.

Смеркается лето,
               кровавые версты итожа,
И катится пот
               с почерневших от пороха лиц.
То лето в июне
               рвануло морозом по коже,
Но сорван нахальный,
               на картах расчерченный «блиц»!

Смеркается лето
               тоски и кромешного срама,
Где на поруганье
               и Брест был оставлен, и Минск.
И падали парни,
               стоявшие насмерть упрямо,
Не скоро, как колос,
               над каждым взойдет обелиск.

Смеркается лето,
               которое с нами навеки,
Такое, какого
               забвению не предают.
И в песнях его
               на толкучках оплачут калеки,
И плачем отчаянным
               вдовы его отпоют.
Смеркается лето
               суровой страды и горячей.
И снова «саперки»
               врезаются в тело земли.
Мы злы и грязны.
               Нас дожди поливают. А значит –
На первое лето
               Победу приблизили мы!


БРЕСТСКАЯ КРЕПОСТЬ

Здесь ревел огонь, свистели пули...
Вам откроет крепость в мирный день,
Как солдат из дымного июля
Каской тянется к коричневой воде.

Вам напомнит сердце, что недаром
Здесь штыком прошита синева.
Тут была для крестоносных армий
Первая Москва!
 
Фронтовик живой и воин павший –
Все стоят над Бугом в полный рост.
Крепость - красная строка Победы нашей,
Памяти форпост!


*  *  *

Быть Отчизне лишь куском земли,
Если б за нее в огонь не шли,
Кровь бы за нее не проливали,
Жизнь бы за нее не отдавали.

И народ бы не народом был
Без святых знамён, святых могил,
Без суровой совести и воли.
Без высокой гордости и боли.
 
И зачем бы каждый был из нас,
Если б наша память прервалась
И забвенны стали вдруг в России
Павшие герои и живые?..
 
Но мы помним, как ковал народ
В сорок первом - сорок пятый год.
Из былого светит звездной вестью
Подвиг веры, мужества и чести.

И в душе России с тех времён
Вечною святыней сохранен
Гордый клич панфиловцев, как знамя:
«Нас - не победить! Москва за нами!»


*   *   *

Этим дням - в поколеньях помниться:
В звонком зное и сквозь снега
Ветр крылатый - русская конница –
Ураганом мчит на врага.

Через толщу столетий видится:
Вскинув тяжкий меча клинок,
Тьму мамаеву злую выкосить
Полк засадный ведет Боброк...

Как землей рожденные молнии,
Сабли светом пронзают высь:
Грянул удалью неуемною
Партизан Давыдов Денис...
 
Версты времени скачкой меряя,
Лавой грозной в огне атак
Билась красная кавалерия –
С той же хваткой храбрых рубак.

Вновь на топот копыт, стозвонная,
Отзывалась степь, как набат,
За Будённым Первая Конная
Пришлых татей гнала назад!

...Но не все еще беды - пройдены,
Испытания - сочтены:
В сорок первом покличет Родина
На лихую страду войны.
 
И легендой взлетят крылатою,
Чтобы в памяти жить века,
Рейды всадников Льва Доватора,
Жизнь и подвиг - как луч клинка.


 
СИБИРСКИЕ БОГАТЫРИ

Сорок первый, войной опалённый –
Тяжкий, горький, отчаянный год...
Но на запад идут эшелоны –
Род сибирский на битву идет.

Брови кедров колючих нахмуря,
Провожает составы тайга.
Солнцу вслед надвигается буря
За Урал - под Москву - на врага!
 
.. .И ядрёной буранной лавиной
Разметали чужие полки,
В братстве рати советской единой
От московских ворот - до Берлина
Гнали недругов сибиряки.
 
Нет, не всуе слова золотые
Ломоносов Михайло изрек,
Что сибирскою мощью Россия
Прирастёт под ветрами эпох!

Эту веру Сибирь оправдала
В дни войны, как и прежде не раз:
И оружие фронту ковала,
И на фронте удало дралась.

В твердь Истории врезана эта
Богатырского склада строка:
Прирастала Сибирью Победа,
Чтоб над миром взойти на века.
 
Верю: вновь животворные силы
Обретет легендарная быль,
И корабль возрожденья России
Примет старт с космодрома «Сибирь»!



РУКОПАШНЫЙ

Даже тесно летать свинцу
В этот грозный час роковой:
С супостатом - лицом к лицу.
Рукопашный вскипает бой.

Будто вепрь подраненный, враг
На прорыв отчаянно прет...
Нож - на нож, кулак - на кулак!
Ты здесь - армия, ты здесь - фронт.
 
Бить так бить. И тут не робей.
Крики, хрипы, и кровь, и пот...
И потомок богатырей
Бьет не слабо - по-русски бьет!
 
Рукопашный недолог бой,
Но уже не забыть вовек,
Как, не выдюжив схватки той,
Кажет спину «сверхчеловек».

...День настанет, придет черед
Тишина воцарится вдруг,
Мир и волю Европа возьмет
Из суровых солдатских рук.

 
 
ШТУРМОВИКИ

Не позабыть вовек азарт атаки –
Неотразимой, страшной, огневой...
Штурмовики - «летающие танки» -
Моторами ревя, вступали в бой.

На бреющем наваливались «Илы»,
Смятенье сея и броню круша, -
Как будто бы сама врага разила
Разгневанная русская душа,
 
Чужую силу смешивая с твердью,
Распарывая в клочья, точно штык...
О нет, не зря фашисты «чёрной смертью»
Прозвали в страхе этот штурмовик!

Тем, кто с мечом приходит, - нет пощады
И день за днем из схватки в схватку шли
Отечества крылатые солдаты,
Сыны и ратники родной земли.

Они за всё захватчикам воздали
Под стать богатырям Руси Святой, -
В доспехах из уральской верной стали
И сами духом крепче стали той.
 
Не молнией разящею с Олимпа
Бил громовержец, царь богов Зевес –
Наш ас на ворога неумолимо
Обрушил кару грозную с небес!


*   *   *

В дымном небе лебеди летят –
И над медсанбатом пролетели,
Где, бледнея, юный лейтенант
Помирает от кровопотери.

Он не видит этих птиц полет
И не слышит, как сестричка плачет.
Только принял первый бой - и вот
Помирает от кровоотдачи.

Вереница птичья в вышине –
Словно строчка летописной вязи
Над полком, полегшим на Десне, 
И над окруженцами под Вязьмой.
 
Вдаль уплыли лебеди в строю...
Юный лейтенант в санбате помер,
Кровь до капли чистую свою
Перелив России, точно донор.


*   *   *

Грянул час тревожный и суровый:
Орды вражьи у ворот стоят,
Хмурит волны Балтика, как брови,
Стал на пост солдатом Ленинград.

Петлю удушающей блокады
Рвут подлодки, будто бы штыки.
Непреодолимые преграды
Преодолевают моряки!
 
Вновь уходят «щуки» через мины,
Чтоб с победою прийти назад...
Те бои, не видимые миру,
В сорок пятом эхом прогремят.

 
ТЕЛЬНЯШКА

                                          Герою Советского Союза
                                                                  генералу армии
                                                                 В.Ф. Маргелову


Такой судьбы на несколько б хватило –
Боев, дорог, побед, удач, утрат...
Хранила память средь того, что было,
Суровый осаждённый Ленинград.

Чужая сталь у стен его гремела.
И в лютые атаки на врагов
Водил пехотный командир Маргелов
Особый полк балтийцев-моряков.
 
И как же яростно дралось на суше
Крутое братство «клёшников» лихих!
Как будто тельники - «морские души» -
Удваивали силу, доблесть их.

С тех пор, как знак особого бесстрашья,
Тельняшка стала «Бате» так близка.
Недаром час пришел, и он в тельняшки
Одел свои десантные войска.

И вправе тельником они гордиться,
Как те балтийцы, ворога страша, -
Как будто ввысь от волн взлетела птицей
Морская бесшабашная душа.

Отвага ратная живет, не старясь,
Всё в новых поколеньях ВДВ! ...
А парашют - он так похож на парус
В просторной небосвода синеве.
 
 

ЖЕНЩИНАМ ВОЙНЫ

...Так было: засвистели над страной
Свинцовые, смертельные метели,
И встали вы в солдатский строгий строй,
Надели гимнастёрки и шинели.

Но как бы ни бывало тяжело
В кровавой, яростной страде военной –
Любовь, добро и жизни торжество
Вы сберегли святынею бесценной.
 
И юность, что в сраженьях спасена
Для мира, счастья, радости и света,
Прекрасных женщин знает имена:
Отвага. Слава. Родина. Победа.


САПЕР

Как громок в груди стук!
Мгновение - как час.
И пальцы твоих рук –
В который уже раз! –

Ощупывают смерть,
Проросшую из тьмы, -
Заржавленную месть
Стране, что спасла мир.

Ощерил оскал злой
Минувшей войны прах.
Сапер, это твой бой,
Сапер, это твой враг.
 
По телу земли - дрожь.
Молчание - как крик.
В паденье застыл дождь
В решительный твой миг.

Склоняется врач так
К багряным огням ран.
На крохотнейший брак
Тебе не дано прав.

На лбу твоем пот, бог
Труднейшего из дел...
Я верю: придет срок,
Настанет такой день -
 
Как хлебный взойдет злак
И как маяка свет,
Над всею землей знак:
«Проверено. Мин нет».


*   *   *
 
Даже небо и волжские воды горят
Здесь, на этой меже роковой...
Но, израненный, бьётся с врагом Сталинград
В год суровый, в год сорок второй.

Пекло битвы страшней, чем придуманный ад,
Смерть, как ветер, свистит меж руин...
Мир споёт ещё гимны тебе, Сталинград,
И бессмертным солдатам твоим!
 
Как набат, будто клятва: «Ни шагу назад!
Нам за Волгою нету земли...»
Силу взяли от тверди твоей, Сталинград, -
И к Берлину, к Победе пошли.



ВЕРНИТЕ ИМЯ СТАЛИНГРАДУ!

Звенят литавры и награды,
Звучат красивые слова...
Верните имя Сталинграду
Есть у него на то права!

На грудь Мамаева кургана
Ложатся клятвы и цветы...
Героев кровь - не безымянна
И тем отлична от воды.

Давно сказать бы громко надо,
О чём с оглядкой говорим:
Верните имя Сталинграду,
Ему не нужен псевдоним!
 
Здесь по отчаянью и страху
Ударил - и Отчизну спас
Стальной приказ: «Назад - ни шагу!»
И не забыть нам - чей приказ,

На чьих плечах сутуловатых
За всё ответственность была...
Верните имя Сталинграду,
С которым в бой Россия шла!

То имя годы не запашут,
У мира в памяти оно,
Хоть в час недобрый с карты нашей
Насильственно устранено.
 
Пред совестью, пред всем, что свято,
Спешите выправить вину –
Верните имя Сталинграду,
Как повернул он вспять войну!




ЧЕРНЫЕ АИСТЫ

Не знаю, небыль это или быль,
Но почему-то кажется поныне,
Что каждый черный аист - белым был,
Пока не обгорел в огне Хатыни.

Они стоят под вечер на лугу,
Как на погосте партизанском вдовы.
Им вечно помнить красную пургу
Над крышами гнездилища людского.
 
Они из той войны не улетят –
От мертвых гнезд, от срубов обгорелых...
И все выводят черных аистят,
Хоть каждый раз и ожидают белых.



АТАКА

Грянула атака наступил черёд:
Матушка-пехота ринулась вперёд!

Вот она - в атаке, яростной и страшной,
За родную землю, против силы вражьей.

Двинулись солдаты на рубеж чужой –
Со штыком граненым, с гневною душой.

Им перед атакой высший глас не скажет,
Кто дойдет до цели, кто в бою поляжет.
 
Все встают под пули, побеждая страх,
Все несут Победу в грубых «сидорах».



ТРЕУГОЛЬНИК ПОЧТЫ ПОЛЕВОЙ

Голос с фронта, весть с передовой –
Треугольник почты полевой.
В дни жестокой, яростной войны
Нет ему цены!

Счастьем матерей, невест и жён
Там, в тылу, дома наполнит он,
Ожиданье озарит звездой:
«Главное – живой!»



РУКИ

Касание
На грани дуновения.
А то - рывок,
Будто прыжок с моста...
Не задержать –
Перешагнуть мгновение
Расчет,
Точнейший риск
И красота...
 
И потому –
Я славлю ваши руки,
Саперы,
Пианисты
И хирурги!



НОВОРОССИЙСК

                                                  Памяти Героя Советского Союза
                                                                                    Ц.Л. Куникова


                             1

Ветер с моря, соленый и влажный,
Шевелит цветы у обелиска.
Цемесская бухта - тельняшка
На распахнутой груди Новороссийска.


                            2
Этот яростный подвиг
                                      завещан сынам,
Внукам, чтоб и они
                              отступать не могли...
Бескозырка плывет
                             по холодным волнам,
По огромной воде
                               возле Малой земли.
Ты скорбишь о десантниках,
                                           город-моряк,
О героях своих,
                              и гордишься, скорбя.
Вечер - черный бушлат
                                    у тебя на плечах,
Факел - алый цветок
                                      на груди у тебя.
И врезается крепко
                               в суровый норд-ост,
Как минувшее - в память,
                              как молы - в прибой,
Озаренная стела -
                                          высокий утес
Над минутой молчанья,
                                над Малой землей.

                        3

...И пускай тебя не обманет
то, что шумно море извне:
много горьких минут молчанья
у него в глубине.



ХАТЫНЬ

Совесть, не стынь, не стынь,
Медью звени, звени.
Память храни, Хатынь!
Память, Хатынь храни!

Не отпусти меня,
Боль, из своих сетей! ...
Из-за стены огня
Крики детей, детей.
 
Не опускаю век,
В годы смотрю, смотрю.
Верю: вовек, вовек
Не загасить зарю!

Сердце, стучи в груди,
Слово, кричи, кричи!
Жизнь, тебя не дадим
В атомной сжечь печи.

Люди! Сомкнем ряды
Против творцов пустынь!..
Гневом, Хатынь, гуди,
Не повторись, Хатынь!


*   *   *

Я частица твоя, плоть от плоти,
Мой народ: весельчак и герой,
Меткий в слове - и ярый в работе,
Непокорный - но грозной порой
Выполнявший сурово и свято
Самый жёсткий, свинцовый приказ...
Никогда не просивший пощады,
Даровавший пощаду не раз.


 
ЗНАМЯ ПОБЕДЫ

Кровь и гарь на полотнище этом,
Вознесенном на черный рейхстаг...
Быть ему многократно воспетым
В самых красных на свете словах!

Поколениям новым и новым
Будет вечной святыней святынь
Стяг, исхлестанный градом свинцовым,
Взмывший пламенем в майскую синь.

Встав над логовом бойни кровавой,
Станет вехой немеркнущих дат
Знамя, взросшее деревом славы
Из окопного пота солдат.
 
Не сорвать его хищным ручищам,
Не испачкать во лжи, как в смоле...
Благороднее, праведней, чище
Не бывало знамён на земле.


ПАРАД ПОБЕДЫ

...Вздрогнувшею площадью брусчатою,
Тяжки и легки,
Двинулись, чеканно шаг печатая,
Сводные полки.

И в рядах под Красными знамёнами
В этот день и ми
Вся страна предстала - миллионами
Павших и живых.

Шли великой битвы победители
Из войны - вперёд! 
В сорок первом этот день провидели
Сталин и народ. 

Мнилось: над Парадом, над Державою
Эхом сорок первого звучит
Слово веры: «Наше дело правое.
Будет враг разбит...»

И разбили ворога, осилили,
Жизнью - смерть поправ!
И поганые паучьи символы
Бросили во прах.

В адовом огне Победу вынянчив,
Мир и свет спасли
И в наследство нам вручили, нынешним.
Мы же - сберегли?



НЕ ЗАБЫВАЙ ПОКРЫШКИНА, РОССИЯ!

Какая б смута душу ни месила,
Стремясь опошлить подвиг и родство, -
Не забывай Покрышкина, Россия,
Великого питомца твоего!

Пусть не затмят десятилетий дали
И ложь не осквернит эпоху ту,
Где «сталинские соколы» взлетали
С родной земли в родную высоту.

И грянула когда пора крутая –
Не посрамили этой высоты,
С небес огнём и яростью срубая
Свет застившие хищные кресты...
 
Какая бы ни шла лихая сила
Твою свободу вытоптать дотла,
Не предавай Покрышкина, Россия,
Высокой чести чистые крыла!

Победный бой прославленного аса
Пусть от отчаянья тебя спасёт –
Как звёздный пушкинский полет Пегаса
И как Гагарина бессмертный взлет.

И если нашу землю, наше небо
Отнять у нас замыслит враг другой –
Помножим силу праведного гнева
На «скорость - высоту - маневр - огонь»!
 
Чтоб в кабале не гнить невыносимой,
Чужому дяде удобряя рай, -
Не промотай Покрышкина, Россия,
В себе самой его не потеряй!



Часть вторая

Copyright MyCorp © 2017